Невдахо

В городе Вавилоне жило множество примечательнейших личностей. Хотя и ничем не примечательных личностей тоже было предостаточно. Даже большинство. Но мы о таких не будем, наше повествование пойдёт лишь о самых примечательных, самых неординарных личностях.

В юго-западном районе Вавилона, в так называемом Стрелецком Городе, в маленьком домике жила-была Принцесса. Да-да, настоящая, всамделишная принцесса, вот только собственного королевства (и чужого, надо сказать, тем более) у неё не было, и потому принцессой она считалась только номинально.

Жила Принцесса совершенно одна, но от одиночества, впрочем, не страдала. Отсутствие территориальных владений в некоторой степени компенсировалось тем, что у неё был преданный вассал, то бишь подданный. Это тоже была личность примечательная, хотя и не слишком счастливая. Это был самый настоящий рыцарь сэр Невдахо.

Благородство его не знало границ, в его жилах текла голубая кровь, родословная его простиралась в глубину веков (где и терялась). Его предки воевали в битве при Гастингсе под знамёнами славного короля Гарольда, участвовали в крестовых походах и штурмовали неприступные стены замка Эгештин под предводительством барона Куммерфилда. Однако, кроме этой родословной, сэр Невдахо похвастать больше он ничем не мог. У него тоже не было своих земель, а также не было слуг, более того — у него не было даже дома. Последние двести лет семейство Невдах так сильно нуждалось, что прадед нашего Невдахи продал последнего скакуна из некогда знаменитых фамильных конюшен, Невдахо-дед продал развалины фамильного замка, а отец — фамильные доспехи вместе с мечом, щитом и шлемом. У теперешнего сэра Невдахи осталась только тяжёлая латная рукавица, и он таскал её круглый год на левой руке в знак доказательства своего происхождения. (Многие горожане, однако, плевать хотели на эту рукавицу и считали, что этому малому место в психушке.)

Внешность у сэра рыцаря была самая заурядная: бледное вытянутое лицо с печальными глазами по обе стороны несимпатичного носа, неравномерно заросшие разной длины щетиной щёки и подбородок, кое-как прикреплённые к телу неуклюжие длинные руки и ноги. Возможно, Принцесса невзлюбила своего единственного поданного именно за внешность, а быть может, её раздражало то, что Невдахо самим своим существованием напоминал ей о её собственных неудачах.

Тем не менее, Принцесса никогда не отказывала сэру Невдахе в аудиенции, а иногда даже сама приглашала его в гости на чашку чая. Но последнее происходило по доброй воле Принцессы крайне редко, поскольку в разговорах за столом неизменно всплывало фаталистическое мировоззрение сэра Невдахи, а это с каждым разом раздражало милую Принцессу всё больше. Хотя, что ни говори, фатализм помогал сэру Невдахе легче сносить тяжёлые удары судьбы. К примеру, когда какой-нибудь малолетний хулиган бросал в него тухлым яйцом или пустой пивной бутылкой, сэр Невдахо грустно улыбался и произносил какую-нибудь фразу на латинском языке со словом «фатум». Судьба, мол, так было суждено, что сегодня ему в голову должна была попасть эта летающая штуковина. Он даже не пытался уклониться, представляете?

Кстати, сэр Невдахо был весьма образованным для стопроцентного потомка феодалов, умел даже читать и писать печатными буквами. Работать ему не позволяло благородное происхождение. Женат сэр Невдахо не был, не было у него и дамы сердца… он был тайно и безнадёжно влюблён в саму Принцессу.

* * *

В то августовское утро сэр Невдахо проснулся на берегу моря. Стояла безветренная тёплая погода, поднимающееся над горизонтом солнце играло в морских волнах миллионами солнечных зайчиков. Но сэр рыцарь не замечал всей этой красоты: его тело затекло, каждый сустав словно задеревенел, вдобавок, множество неудобств доставлял набившийся в одежду песок. Разминая свои отнюдь уже не юношеские кости, Невдахо ковылял вдоль берега и вдруг совершенно неожиданно, откинув ногой песок, увидел что-то блестящее. «Монетка», — обрадовался сэр рыцарь, но это был всего лишь жетон для телефонного автомата. «Я так и знал, — подумал Невдахо, подбирая находку. — Но теперь, хотя бы, я смогу кое-кому позвонить». Кое-кто — это была, конечно, Принцесса. Перекусив половинкой яблока и чёрствой булочкой, сэр рыцарь направился к телефонному автомату на водной станции, которую многие почему-то называли водочной станцией; дети богатых родителей изучали тут летом парусный спорт.

Сэр Невдахо скормил ненасытному аппарату жетончик, прождал определённое количество гудков и услышал, наконец, голос столь обожаемой им Принцессы.

— Алло?

Это «алло» прозвучало весьма недовольно, потому что Принцессе не дали сегодня выспаться, но сэр рыцарь не заметил этого — так он рад был слышать Принцессу — и пробубнил в трубку:

— Доброе утро! Скажите, пожалуйста, Принцесса дома?

Он прекрасно знал, что по этому телефонному номеру ему может ответить одна только Принцесса, но всё равно каждый разговор начинал именно этой шаблонной фразой. Опять же, это раздражало нашу милую Принцессу, но близорукий Невдахо этого не замечал.

— Дома, дома, — проворчала Принцесса. — Это я, Невдахо, неужели ты меня не узнаёшь?

Невдахо не отвечал. Подпирая плечом трубку, он всем своим существом впитывал в себя этот голос, ему бы хотелось, чтобы Принцесса говорила, говорила…

— Ты тут, Невдахо? — Принцесса подула в трубку.

— Я тут, — очнувшись, поспешил ответить сэр рыцарь. — Просто я так давно…

— Я жду тебя сегодня в гости, — перебила его Принцесса. — В полдень. Я так хочу.

— Хорошо! — обрадовался Невдахо.

— И купи мне чаю. С бергамотом, сильно ароматизированный, серая пачка.

— Хорошо, — произнёс Невдахо уже не так радостно.

— Тогда до встречи, — сказала Принцесса и дала отбой.

Аккуратно повесив трубку, сэр рыцарь принялся шарить по карманам (в том числе и потайным), трясти латную рукавицу, перебирать содержимое сумки… но он нашёл всего несколько мелких монет. Невдахо безумно жаждал увидеть Принцессу, но её приказ относительно чая… Денег на чай не было.

Лет сто назад прадед Невдахо в такой ситуации пошёл бы в бакалейную лавку и взял бы чай без спросу, и никто не посмел бы остановить дворянина (особенно если тот при остром мече), но сейчас… Сейчас были другие времена и нравы (а меч давно исчез в лапке скупщика древностей). «Мрачные времена, жестокие нравы», — думал Невдахо, разгуливая взад-вперёд по берегу. И он решился обратиться к одному из своих друзей, к Сашке Вошке.

* * *

Сашка Вошка был писатель. Когда-то он писал книгу «Трупные черви феодального строя» (её так и не издали), и сэр Невдахо с охотой помогал ему материалом, воспоминаниями, остатками семейных документов и изложением собственных взглядов на жизнь. Сейчас Сашка Вошка писал вторую свою книгу, «Отвратительный великан» и занимался сочинительством в как раз тот момент, когда к нему заглянул наш сэр Невдахо. Сашка строчил страницу за страницей, то и дело менял шариковые ручки, пил пиво и слушал музыку Карла Орфа.

— Привет, Вошка, — поздоровался Невдахо.

Сашка кивнул. Конечно, он не отложил свою рукопись в сторону, не угостил Невдаху пивом и не приглушил свой проигрыватель компакт-дисков.

Невдахо некоторое время понаблюдал, как Сашка пишет, а потом словно невзначай произнёс:

— Вошка, мне нужны деньги.

Писатель продолжал заниматься творчеством. Сэр рыцарь подождал ещё немного и повторил уже чуть погромче:

— Вошка, мне нужны деньги!

— Я слышу, — скучным голосом ответил Сашка.

Прошло ещё несколько минут. Невдахо решил изменить построение фразы:

— Вошка, дай мне денег.

При разговоре с простыми людьми слова «пожалуйста», как истинный дворянин, сэр Невдахо никогда не употреблял. Но Сашка почему-то слабо реагировал. Он отложил исписанный лист, взял новый, потом зевнул и спросил:

— Я, конечно, польщён, что из всех жителей Вавилона ты выбрал именно меня, чтобы обратиться с просьбой… А сколько тебе нужно?

— Двадцать четыре, — именно столько стоила заказанная Принцессой пачка чая.

— Ого, — сказал Сашка. Сумма была, конечно, невелика, но он знал, что Невдахо и понятия не имеет, что у обычных, нетитулованных людей как-то принято возвращать долги…

Тут в комнату пошла жена Сашки, имени которой Невдахо, к сожалению, не помнил.

— Здрасьте, — неловко поклонился сэр рыцарь.

— А зачем тебе столько денег? — скрипучим голосом спросил Сашка.

— Меня попросили купить пачку чая с бергамотом, — решил быть откровенным Невдахо. — И к моей чести дворянина просто немыслимо думать о том, чтобы не выполнить этой просьбы.

— Если бы у меня были деньги… — мечтательно пропел Сашка, устремляя взгляд в потолок.

— Вошка, ну что ты мучаешь человека? — спросила улыбающаяся жена Сашки. — У нас есть пустая упаковка от чая с бергамотом, причём не простая картонка, а превосходная жестяная коробка!

Сашка оборвал свои мысли о том, что можно было бы попросить Невдаху продать его латную рукавицу, и воскликнул:

— Превосходно! Ты у меня умница, дорогая!

Супруги чмокнули друг друга в губы.

— Мы отсыплем тебе в эту жестянку немного из наших чайных запасов, — сообщил торжественно сияющий Сашка.

— Спасибо, — растроганно благодарил Невдахо.

Через несколько минут безымянная жена Сашки вручила ему жестяную коробку, дно которой покрывало некоторое количество чая. Невдахо, радостно прижимая к груди подарок, ушёл, а Вошка продолжил заниматься литературным трудом.

* * *

В полдень Невдахо, причёсанный и умытый, с заново вычищенной до блеска рукавицей на одной руке и с коробкой чая в другой, стоял на пороге домика Принцессы. Сердце рыцаря совершало невероятные прыжки в его груди. Невдахо позвонил.

Принцесса открыла дверь не сразу.

— Добрый день, — Невдахо даже не осмеливался посмотреть на Принцессу, лишь ограничился рассматриванием её стройных ног в новеньких джинсах.

— Невдахо, — недовольно произнесла наконец Принцесса, — ты что купил?

— Чай. С бергамотом! — улыбаясь, Невдахо протянул ей жестянку. Но, едва он увидел сердито сжатые губы Принцессы, улыбка его сразу погасла.

— Я просила тебя купить серую пачку, а это — зелёная! — принцесса была сейчас похожа на воспитательницу детского сада, отчитывающую своего подопечного.

— Но, Принцесса…

— Никаких «но»!

— Неужели из-за такой мелочи…

— Да, — оборвала его Принцесса. — На тебя совершенно невозможно положиться. И вообще, мне до смерти надоело твоё унылое нытьё и твои тупые наставления-поучения. Ты можешь дать мне своё слово, слово дворянина, что я не услышу впредь ни первого, ни второго?

Невдахо задумался.

— Иначе, — добавила мрачно Принцесса, — нам лучше впредь не встречаться. Нытья и поучений было для меня слишком много.

Невдахо думал. Он понимал, что обещать такого не сможет, ибо эти обещания были бы враньём. А рыцарская гордость не позволяла ему снизойти до вранья.

— Нет, — ответил он. — Обещать я такого не могу. Прощайте, Принцесса!

— Вот только не надо трагедии, — Принцесса скрестила руки.

Невдахо не ответил. Он тихо поставил на порог злополучный чай, развернулся и ушёл. Больше Принцесса его не видела. Это был последний подданный её утерянного королевства.

В тот день несколько раз начинал капать удивительно холодный для лета дождь. Невдахо стоял на берегу моря и смотрел вдаль. По лицу его стекали капли, но то был, верно, лишь дождь. Невдахо стоял там очень долго. А потом, широко размахнувшись, он швырнул латную рукавицу в море.

Вот такой он был, сэр Невдахо.

12 января 2003 г.; 11 июля 2013 г.



© Тимофей Ермолаев