Хронос

16 октября 2036 года, 8 часов 13 минут утра.

— Остановись, мгновенье! — издал я безумный вопль. Откинувшись на спинку стула, я с гордостью взирал на творение своего разума, заключённое пока в тонкой тетрадке, страницы которой были покрыты понятными только мне закорючками.

— Я победил тебя! — этими криками мне просто необходимо было выразить переполнявшую меня радость.

Я сделал это! Я — бог! Я первый совершил невозможное, и осталось воплотить мою идею в жизнь, и тогда вся Вселенная будет лежать у моих ног. Я встал, немного пошатываясь от нечеловеческой усталости. Двадцать шесть часов не смыкая глаз… Я устал, но эти двадцать шесть часов были самыми плодотворными за тридцать один год моей сумбурной, полной превратностей жизни. Шаркая по заваленному испорченными листами полу, я прошёл в кухню, где царил не меньший беспорядок, и открыл дверцу холодильника. Взяв из морозильника одну из трёх бутылок «колы», я отпраздновал таким образом своё открытие, после чего мой измождённый разум потребовал отдыха. Пальцы разжались, упустив бутылку на пол, глаза закрылись, и я крепко-накрепко заснул. Мне снились вереницы формул и Вселенная. Она жила, рождаясь и умирая, я протянул руку и сжал её в кулаке.

* * *

17 октября, 9 часов 40 минут.

— Что? Что?! — светло-рыжие волосы Тамми стали дыбом.

— Машина времени, — со спокойной уверенностью произнёс я.

— Пожалуйста, Кей, повтори, что ты сказал?

— Машина времени.

И тогда Тамми громко, оскорбительно расхохотался. Он смеялся очень долго, слёзы выступили на его глазах, а от слёз у него, как всегда, начался насморк. Он высморкался и, печально посмотрев на меня, участливо спросил:

— Неужели ты это серьёзно? У тебя, наверное, в последнее время было сильное нервное напряжение.

— Но сегодня я отлично выспался, у меня ясная голова и превосходное настроение. И я полностью отвечаю за свои слова. Я изобрёл машину времени. Путешествующую и в прошлое, и в будущее.

— У тебя руки в пепле, — мимоходом заметил он, видно, я его основательно сбил с толку.

— Сжигал старые бумаги, — сказал я. — Старые ошибки, заблуждения и черновики. А ещё вчера я изобрёл машину времени.

Он бросил на меня испуганный взгляд. Так смотрят на безумца, и мне это не понравилось.

— Но… Кей, ты же помнишь, когда мы рассуждали на эту, безусловно, фантастическую тему, мы оба пришли к единому и безоговорочному мнению: путешествия в прошлое принципиально невозможны!

— Одна оговорка всё же есть — Вселенная пульсирует. Ты с этим согласен, Тамми?

— Э-э-э… — он открыл рот, подумал. — Возможно.

— А я убеждён именно в этой, пульсирующей модели Универсума. Я нашёл способ покорить время.

Тамми нервничал. Он не хотел никаких неприятностей и никаких неожиданностей, он был доволен своей сытой тупой жизнью. Я решил пуститься в объяснения.

— Путешествия в будущее возможны, да, Тамми?

Он вытер вспотевший лоб (по-моему, тем же платком, в который сморкался) и ответил:

— Ну, если откинуть некоторые аспекты… В общем, я не отрицаю этого.

— А теперь представь себе расширяющуюся и сжимающуюся, пульсирующую Вселенную… Представим, условно, конечно, что мы живём в Первом Цикле. Второй Цикл будет в точности подобен нашему, не так ли?

— Ну, э-э-э… Возможно.

— Предположим, опять же условно, что цикл пульсации равен ста миллиардам лет. Так вот, перенесись мысленно в будущее на сто миллиардов минус десять лет…

— Ты хочешь сказать, что таким образом мы переместимся на десять лет в прошлое? Цикл номер два, в точности похожий на первый, только год 2026-ой?

— Именно так, Тамми! Только в этом году будет уже два Кея Адамса. Возвратиться же в Первый Цикл, в полном соответствии с постулатами, будет невозможно.

— Слушай, Кей, а не подслушал ли ты эту идею у какого-нибудь школьника? Они сейчас такие головастые…

— Ты не веришь, что это возможно?

— Я верю во многое, но в это… В твою квазинаучную теорию, прости меня, конечно, но… На это потребуется невообразимое количество энергии!

— Я не пришёл бы к тебе, если бы не знал, как осуществить прыжок во времени практически. Именно энергетический вопрос занимает шестнадцать страниц из восемнадцати в моей тетради. Вернее, решение этого вопроса.

— И как же ты решаешь его? — скептически усмехнулся он. Так усмехались инквизиторы, слушая доводы своих жертв.

— Я сжигаю Вселенную, — скромно ответил я.

— Сжигаешь что? — теперь к всколоченным дыбом волосам добавились выпученные, как у рыбы, глаза.

— Вселенную. Я сажусь в машину времени, нажимаю кнопку, и в тот же миг Вселенная уничтожается, или называй это, как тебе будет угодно, а меня перебрасывает в следующий цикл. Возможно, я смогу регулировать конечную точку путешествия с точностью до минуты.

Тамми долго думал, прежде чем сказал следующие слова. А сказав их, он поверг в прах долгие годы нашей дружбы. Он произнёс:

— Сходи к психиатру, Кей. Вот тебе мой добрый совет. А сейчас извини, у меня лекция. По теории относительности.

Больше я не говорил с ним о машине времени, и даже два года с ним не виделся. А его помощь, в том числе и финансовая, мне бы очень понадобилась. А доверять кому-либо ещё, кроме Тамми (или себя, конечно), я не мог: я не хотел провести остаток своих дней в приюте для душевнобольных. Я хотел покорить время.

* * *

13 августа 2038 года, 23 часа 52 минуты.

— Зачем ты затащил меня в такую глушь, Кей?

И тут Тамми увидел её. Остановившись, как вкопанный, он долго рассматривал моё изобретение, всё ещё не понимая, что перед ним.

— Что это? Что это, Кей?

— Машина времени. Моя машина времени.

— Я так и думал, — он подошёл ближе и довольно бесцеремонно ткнул её ногой. — Именно такую машину времени я себе и представлял… И сколько же времени ты убил на этот агрегат?

— Полтора года. Мне пришлось почти всё продать, чтобы закончить её.

— Угу, — он обошёл её кругом. — Сфероид… Занятно… А где же пропеллеры и псионические уловители?

Я понял, что он надо мной глумится.

— Ты болен, Кей, — он подошёл ко мне, положил руку на плечо и участливо заглянул в моё помрачневшее от гнева лицо. — Полтора года ты строил перпетуум-мобиле…

— Машину времени. И она унесёт меня в прошлое.

Он тяжело вздохнул.

— Ты хоть опыты с белыми мышками проводил?

— Я лишён этой возможности. Первая же машина, отправившись в путешествие, уничтожит всю Вселенную, чтобы появиться в следующем временном цикле. Отсюда же берутся энергетические ресурсы…

— Ах, ну конечно же! — Тамми комично всплеснул ручками. — Пульсирующая модель Универсума, как же я мог забыть! И что, совсем-совсем всё уничтожит?

— Абсолютно.

— Почему бы тебе не предложить свой проект военным? Ведь это же то самое оружие, которое поможет нашему обнищавшему государству занять мировое господство!

«Он так ничего и не понял, — с грустью подумал я. — Первое же нажатие кнопки уничтожит ВСЁ! Всё, кроме хронопутешественника».

— Я отправляюсь. Ты присоединишься ко мне?

— Нет, пожалуй, я отойду подальше. Если эта штуковина взорвётся…

«Кое в чём ты прав, Тамми. Только взорвётся не машина, а твой мирок, Цикл Первый».

Я открыл люк и влез внутрь.

— Скажи напоследок, каков твой конечный путь назначения? — крикнул он, удалившись на безопасное, по его мнению, расстояние. — Чистилище?

— 2036 год. Я встречусь с тобой и попробую переубедить тебя. Мне жаль тебя.

— Что ж, до встречи! — он помахал рукой.

«Только я увижу не тебя, а твоего двойника, Тамми-2, живущего во Втором Цикле».

Закрыв люк, огородив себя от приготовленной к казни Вселенной, я внезапно понял, что полёты в будущее обречены на провал. И именно потому, что я 13 августа 2038 года начал первое путешествие во времени. Таким образом я устраняю своих конкурентов, после меня ни у одного человека или какого-нибудь другого существа не будет возможности повторить мой опыт. Я буду первым, первым и последним. Навсегда. А сегодня последний день этого мира.

Я нажал кнопку и убил Вселенную.

* * *

Второй Цикл. 15 октября 2036 года.

«Я не умер. Я жив», — это было первой моей мыслью. Бросок через огромный промежуток времени оказался совсем уж неприятной штукой… Я содрогнулся, ведь через полтора года мне придётся нажать кнопку ещё раз, сжигая этот Универсум в адской топке, чтобы переместиться в Третий Цикл, аналогичный Первому и Второму. Ведь 13 августа 2038 кнопочку будет нажимать мой двойник… Но ведь я могу встретиться с самим собой… Голова у меня плохо сейчас соображала, и я решил отложить прояснение ситуации на потом.

Откинулась крышка, внутрь ворвался обжигающе холодный воздух. Неужели я где-то ошибся? Но я запаниковал преждевременно. Просто во время путешествия во времени до предела охладилась внешняя оболочка машины, а сейчас быстро достигалось тепловое равновесие…

Через полчаса я осмелился выйти из машины. Едва ступив на землю, я упал, голова сильно кружилась, вестибулярный аппарат отказался мне служить, меня вырвало. Несмотря на неполадки в моём организме (оказавшиеся временными, к счастью), я нашёл в себе силы на истошный торжествующий крик:

— Я первый! Я бог!

* * *

Второй цикл, 16 октября 2036 года, около часа ночи.

— Бог мой, Кей, ты знаешь, который сейчас час!? — вытаращился на меня своими светлыми глазёнками мой друг Тамми. Вернее, это был его двойник, Тамми-2.

— Время для меня — ничто!

— Да ты в своём уме? — он зевнул. — Приходи утром. А ещё лучше — увидимся в Университете.

— Я прибыл к тебе из 2038 года, Тамми!

— Да, да, я понимаю. Спокойной ночи, Кей.

Но я не дал ему возобновить просмотр сновидений. Я ворвался в его квартиру, отвесил ему пару оплеух, чтобы он пришёл в себя…

— Тамми, Тамми, нельзя же сразу распускать руки! — пожаловался я. — Ты разбил мне нос.

— Извини, — буркнул он. По крайней мере, он окончательно проснулся.

— Ты разбил нос первопроходцу океана Времени!

— Мне вызвать психушку?

В ответ я протянул ему маленькую блестящую монетку.

— Четвертак 2037 года.

— Работа фальшивомонетчиков?

— Ага! Ты хочешь доказательства, настоящего доказательства?

* * *

Второй цикл, 16 октября 2036 года. 8 часов 9 минут утра.

— Сколько сейчас времени? — спросил я у обозлённого недосыпом Тамми.

— Десять минут девятого, — пробурчал он.

Мы стояли у дверей моей квартиры. Той самой квартиры, где сейчас в моём гениальном мозгу рождается гениальная идея о путешествии во времени. Едва я объяснил всё это своему другу, он рассердился ещё больше.

— А, понятно! Тогда давай войдём и поздороваемся с тобой, то есть с твоим двойником.

Тамми взялся за ручку двери, но я остановил его.

— Подожди. Войдём, когда Кей-2 торжествующим криком возвестит миру о своём открытии.

— Так там всё-таки кто-то есть? Занятно…

«Вследствие того, что временные циклы тождественны, Тамми-2 не отличается сообразительностью, как и Тамми-1. Но на этот раз у меня полный набор козырных карт. Неоспоримые доказательства!» — подумал я.

— Остановись, мгновенье! — наконец, раздалось за дверью.

У Тамми немного вытянулось лицо, но первым делом он посмотрел на свои часы.

— Шестнадцать минут, — сказал он. — А ты говорил…

— Всё это мелочи, Тамми! Чудо свершилось!

И мы вошли.

Что ж, должен признаться вам, что со стороны я выглядел настоящим болваном. Я, вернее, Кей-2, моё «альтер эго», мой двойник, сидел за столом среди полного беспорядка, в ворохе разбросанных бумаг и толстенных книг. Он безумно расхохотался (после того, конечно, как пришёл в себя, ведь не каждый день в твою комнату входишь ты сам, когда внутри один ты уже есть), подбежал ко мне, сжал меня в объятиях и закричал:

— Ты создал её! Машину времени, которую я только что изобрёл! Привет, мой брат!

Странно, но я испытал неприятное чувство, когда понял, что Кей-2 полагает себя основным Кеем Адамсом, в то время как на самом деле он представлял собою лишь мою жалкую копию.

— Мы должны выпить за открытие, — первым предложил я; не знаю отчего у меня пересохло в горле, почему-то я начал нервничать.

— У меня в холодильнике «кока-кола», — подсказал Кей-2.

— Я знаю, — я снисходительно улыбнулся. Надо будет поставить моего двойника на место, а то он может вообразить, что это он совершил прыжок во времени, а копия — это я сам! Интересно, не думает ли он так же в этот самый момент? Хотя вряд ли, ведь мы не абсолютно идентичны — я на полтора года старше и опытнее.

Я сходил на кухню, и вскоре каждый из нас сжимал в руке прохладную металлическую баночку с пузырящимся напитком. Тамми всё это время отмалчивался, его лоб был нахмурен, а в черепной коробке происходили сложнейшие мыслительные процессы.

— Послушай, Кей, — начал он, когда баночка в его руке была опустошена уже наполовину.

— Да? — мы откликнулись одновременно, и так же одновременно смерили друг друга гневными взглядами. С ума сойти можно! Тамми снова с беспомощным видом осмотрел нас, словно бы сравнивая, и предложил, так и не уточнив, кому из нас адресуется его речь:

— По твоей теории циклы времени эквивалентны…

— Да, это именно так, — на этот раз я успел первым вставить фразу.

— А при временном прыжке весь Универсум уничтожается…

— Это печальная необходимость, ведь требуется бесконечно огромное количество энергии! — воскликнул Кей-2.

— То есть ты хладнокровно, всего восемь часов назад одним нажатием кнопки убил семь миллиардов людей, не считая другой живности на Земле и инопланетных организмов, в существовании которых ни я, ни вы оба не сомневаемся…

Я смолчал, а Кей-2 кивнул:

— Не надо очернять эксперимент, Тамми. Все мы смертны, а Временной Цикл рано или поздно заканчивается, после чего всё возрождается буквально из пепла, чтобы затем снова умереть. И ничего плохого нет в том, чтобы один или несколько циклов закончить несколько раньше.

— Ну конечно же! — на губах Тамми сияла злая, мстительная улыбка. — Ведь все Циклы эквивалентны, тождественны! Но так ли это?

Я продолжал хранить молчание. Я, но не моё подобие.

— Иначе быть не может! — убедительно воскликнул Кей-2.

— Тогда, мистер из предыдущего Цикла, — повернулся Тамми ко мне, — поделитесь с нами, несчастными уроженцами этой Вселенной: приходил ли к вам, в вашем, конечно, Цикле, мистер Кей Адамс из Цикла, предшествующего вашему?

— Нет, — твёрдо ответил я. — Но это легко объясняется: всё имеет начало, и мой Цикл есть Цикл Первый.

— Цикл Первый?

— Ну, а ваш Цикл, соответственно, Второй.

— То, что имеет начало, имеет и конец, — невнятно пробормотал Тамми, вновь углубившись в свои мысли.

— Брат, а где ты оставил Машину? — обратился ко мне с вопросом Кей-2, его глаза сияли.

— Да, давайте взглянем на машину, — Тамми потёр лоб. — Мне до сих пор не верится… Это просто невозможно…

* * *

Второй цикл, 2036 год, 16 октября. 9:13.

— Это она? — Тамми обошёл вокруг аппарата.

— Это она! — восхитился, как ребёнок, Кей-2.

— Она работает? — вполне серьёзно спросил Тамми, но вдруг что-то развеселило его. Он сел на землю, заливаясь глупым смехом, а вдоволь нахохотавшись, спросил:

— Вы меня здорово разыграли, я ведь чуть было не поверил вам. Ладно, я сегодня угощаю — по ящику пива на каждого из нас троих.

— Я не пью пива, — в унисон ответили мы, а я подумал: «Надо было показать тебе тетрадь с записями, провести теоретическую подготовку, что ли». И то же, наверное, подумал Кей-2.

— Залезайте внутрь, — приказал я.

Кей-2 с готовностью занял место в машине, Тамми сделал то же самое после нового приступа издевательского смеха. Я залез в аппарат третьим, настроил регуляторы по-новому и коварно предложил своему другу:

— Жми кнопку, Тамми…

— Какую? Вот эту? Как ты любезен, Кей! А как зовут твоего двойника, почему ты нас не представишь друг другу? Может, прекратим этот безумный фарс?

Но кнопку он всё же нажал. Тамми, обвинявший меня в убийстве несчётного множества живых организмов, сейчас сделал то же самое. Он стал вторым Ангелом Смерти. После меня, конечно. Второй Цикл скоропостижно, в одно мгновение века, окончился. Но в этот раз путешественников через бесконечность было трое.

* * *

Третий цикл. 2036 год. 16 октября. 6:45.

Несколько часов я потратил на то, чтобы окончательно убедить Тамми, что мы находимся всё в том же четверге, только немного сместившись в прошлое. Наверное, непосильное напряжение мозговых клеток оказалось для него губительным, Тамми окончательно замкнулся в гробовом молчании.

— Итак, что и требовалось доказать, — подвёл я итог и развёл руки в стороны, охватывая мир Третьего Цикла.

— Я гений! — восторгался Кей-2, вообще-то он начинал меня раздражать. Не мог же я, в самом деле, полтора года назад (в своём безвозвратно ушедшем цикле) быть таким самозабвенным нахалом.

— Не хотите ещё раз испытать Машину Времени?

Тамми вздрогнул, будто от удара током, и отрицательно замотал головой. Он уже поверил.

— Давайте отправимся в мезозойскую эру, посмотрим на динозавров, — брызгая слюной, предложил Кей-2.

Меня словно окатили холодной водой. Я никогда не интересовался динозаврами! Я даже слова такого не знал — «мезозой»… Что происходит?

— Что с тобой, Кей? — поинтересовалась моя копия. Но идеально ли ты скопирован с меня, вот в чём вопрос… Конечно, в отношении самодовольной напыщенности я мог ошибаться, но динозавры!

— Неужели вы думаете, — сказал вдруг Тамми, — что вам запросто позволят сжигать Универсум, когда вы соизволите нажать на кнопку в вашей дьявольской машине? Нет, Хронос не допустит этого!

— Кто такой Хронос? — в унисон спросили мы.

— Высшее существо, недоступное вашему крайне ограниченному мировоззрению. Это Страж Времени, задача которого — не допустить преступления против мириадов миров, к несчастью, уже дважды совершённого.

— У него крыша поехала, — шёпотом сообщил мне Кей-2.

Я в это время раздумывал о тонкости настроек приборов моего аппарата, пронзающего время, о невидимом влиянии неизвестных мне ещё и потому неучтённых факторов. Хронос… Что за дикая фантазия? Тамми бредит.

— Идёмте ко мне домой, — сказал Кей-2. — Попьём чаю, а кто хочет — в холодильнике, как мы все знаем, несколько банок «колы»…

Меня стала колотить крупная нервная дрожь, но я старался держать себя в руках перед своими спутниками.

* * *

Третий цикл, 2036 год, 16 октября, 8:10.

— Когда я должен крикнуть? — тихо спросил Кей-2; мы стояли у дверей моей квартиры.

— Около пятнадцати минут, — ответил я, а Тамми грозно пробормотал:

— Хронос все видит… Хронос готовит кару…

— Бедняга Тамми, — Кей-2 глупо захихикал вместо того, чтобы немного подумать.

Мы постояли ещё немного.

— Чёрт, я писать хочу, — сказал Кей-2.

— Сейчас это случится, — сказал я, имея в виду, конечно, своё изобретение.

Но за дверью ничего не происходило.

— Ты точно заметил время, Кей?

— Хронос, покарай меня, несчастного!

— Заткнитесь вы оба! — рявкнул я, мои товарищи испуганно затихли.

Когда минутная стрелка с черепашьей скоростью достигла цифры «шесть», я не выдержал и открыл дверь… В комнате не было совсем никаких бумаг ни на полу, ни на столе, а Кей-3 спал прямо на стуле, запрокинув голову и дыша через открытый рот. Мы кинулись будить его.

— Привет, парни, — вот были первые его слова.

Я с омерзением понял, что я, то есть он, Кей-3, пьян. Боже ты мой! Рядом со стулом — шесть бутылок пива!

— Машина времени! — заорал я в ухо этому негодяю и затряс его, словно погремушку.

— Мать вашу! — возопил Кей-2.

— Хронос, Хронос, — тарахтел обезумевший Тамми.

— Машина времени, ты изобрёл её, недоносок?

— Да, — вторил мне Кей-2, — ты изобрёл машину, сукин ты сын?

— Машина времени? — нетрезво ухмыльнулся Кей-3. — Вы что, с ума сошли? Кто вы такие? Стойте! Кто вы такие? Чтоб я сдох!

И в этот самый миг в этой Вселенной кто-то другой включил Машину Времени…

14.2.1999



© Тимофей Ермолаев